пятница, 19 июля 2013 г.

Бассов пролив


В 1798 году морское ведомство Англии получило радостное известие. Был открыт пролив между Австралией и островом Тасмания, который сокращал путь до Сиднея на 1 100 километров.
Однако этот пролив, получивший название Бассов, оказался весьма неподатливым участком морского пути. Западные ветра, сильные течения и малые глубины (50—70 метров) создавали огромные волны и усложняли навигацию. К тому же прямо посередине пролива, ощерясь зубчатыми рифами, встал остров Кинг.
Сегодня пройти Бассов пролив не составляет труда. Однако в эпоху парусов и простейших навигационных приборов дела обстояли иначе. Морякам приходилось изрядно поволноваться, ведь пройти между скал было все равно что попасть в игольное ушко.
По кратчайшему пути
В начале XIX века путешествие из Англии к восточному побережью Австралии продолжалось долгих 5 месяцев. Путь длиной в 19 000 километров был не для слабонервных. Сотни пассажиров — в основном эмигранты и каторжники — обычно теснились в трюмах. Условия были прямо-таки нечеловеческими. Морская болезнь, паразиты, скудная пища и заболевания превращали путешествие в пытку. Многие умирали. Однако надежда на лучшую жизнь придавала людям сил и помогала выиграть схватку со смертью.
В 1852 году положение изменилось, когда Джеймс Форбс, капитан корабля «Марко Поло», нашел более короткий маршрут. Он не стал плыть через Индийский океан вдоль 39-й параллели, что казалось кратчайшим путем, но повел корабль по так называемой дуге большого круга, направившись в сторону Антарктиды. Пробираясь между айсбергами и сражаясь с волнами, судно с 701 пассажиром на борту через 68 дней после отплытия прибыло в Мельбурн (штат Виктория), сократив время пути примерно вдвое. В самый разгар австралийской золотой лихорадки этот рекорд был как нельзя кстати. Прослышав о коротком пути, тысячи новоявленных золотоискателей ринулись на другой конец света.
Первой остановкой был мыс Отуэй, примерно в 16 000 километров от Англии. Широту мореплаватели вычисляли по таблицам с помощью секстанта, а долготу — с помощью хронометра, настроенного на время по Гринвичу. Его показания сверяли с местным временем, которое определяли по солнцу. Каждый час разницы равнялся 15 градусам долготы. По этим координатам — широте и долготе — опытный моряк довольно точно определял местоположение корабля.
Но порой не все складывалось благополучно. Целыми днями солнце могло не выходить из-за туч. Кроме того, первые хронометры не всегда отличались точностью. Из-за погрешности в одну секунду судно за три месяца могло отклониться от курса на 50 километров. Под дождем, в тумане или темноте сбившиеся с пути суда не находили вход в Бассов пролив и терпели крушение у скалистых берегов острова Кинг или материка. Один капитан, завидев на безопасном расстоянии мыс Отуэй, с облегчением воскликнул: «Слава Богу, мы не ошиблись!» Наверняка, он был не единственным, кто произносил такие слова. Благодаря сноровке большинство моряков XIX века смогли благополучно пройти сквозь это «игольное ушко». Однако некоторые суда постигала печальная участь.
Кладбище кораблей
1 июня 1878 года клипер «Лох-Ард» направлялся к берегам штата Виктория. Была зима, над водой уже вторые сутки стоял густой туман. Он-то и нарушил полуденные показания секстанта, и корабль оказался намного ближе к материку, чем предполагал капитан. Неожиданно в предрассветных сумерках на расстоянии мили из тумана показались отвесные скалы высотой 90 метров. Команда в панике бросилась разворачивать корабль. Но все их усилия были тщетными: ветер и волны сделали свое дело. Не прошло и часа, как «Лох-Ард» налетел на риф и через 15 минут пошел ко дну.
Из 54 человек спаслись только двое — юнга Том Пирс и пассажирка Ева Кармикел. Обоим не было и 20 лет. Том в холодной воде несколько часов держался за перевернутую спасательную шлюпку. Прибоем его вынесло в узкое ущелье между скалами. Заметив полоску берега, усеянного обломками корабля, он поплыл туда. Ева не умела плавать и 4 часа держалась за какой-то обломок, пока ее не вынесло к тому же ущелью. Увидев на берегу Тома, она позвала его на помощь. Он бросился в воду и целый час боролся с прибоем. Наконец ему удалось вытащить ее на берег. Девушка была почти без сознания. Позже она рассказала: «Том отыскал небольшой грот в 50 метрах от берега и принес меня туда. Он нашел бренди, разбил одну бутылку и заставил меня сделать несколько глотков. Я пришла в себя. Затем Том принес веток и травы, чтобы я могла лечь. Вскоре я впала в забытье и пролежала так, наверное, несколько часов». Тем временем Том взобрался на скалу и подал сигнал бедствия. Менее чем через сутки после крушения «Лох-Арда» Том и Ева уже были на ферме у местных крестьян. Родители Евы, а также трое ее братьев и две сестры погибли при кораблекрушении.
Сегодня каждый год тысячи кораблей, больших и малых, проходят через Бассов пролив, проплывая над корабельными «кладбищами», где обрели вечный покой более сотни судов. Такие места, например горловина Лох-Ард в Национальном парке Порт-Кэмпбелл в штате Виктория, влекут к себе многочисленных туристов. Бассов пролив хранит горькую память о храбрых мореплавателях XIX века, которые, обойдя полмира, отважились на отчаянный шаг — пройти сквозь «игольное ушко» в надежде на лучшую жизнь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий